+7(902)9407209

Пространство для развития взрослых и детей

Диалектика для дошкольников: действие замыкания. Читаем и обсуждаем сказки

9 Апреля 2015

Шиян Ольга Александровна, г.Москва, кандидат педагогических наук, доцент Московского городского педагогического университета.

Сама идея заниматься диалектикой с дошкольниками может удивить и даже вызвать возражения. Во-первых, считается, что диалектические идеи касаются сложных и абстрактных сторон действительности, не касающихся детской повседневной жизни. Во-вторых, дошкольники только осваивают законы формальной логики – то есть только учатся классифицировать, обобщать, строить серии и пр., так стоит ли погружать их в сложное содержание, не лучше ли отложить его «на потом»?

Оба возражения понятны, но не состоятельны. Каждое явление жизни держится сложным взаимодействием противоположностей. Это касается не только сложнейших философских вопросов, но и повседневной жизни: дружбы и вражды, смешного и страшного. Так, наблюдаемое повсечасно движение осуществляется лишь в силу того, что тело находится в каждый момент в том же месте и одновременно в другом. В каждом эпизоде сказки заключены и начало, и продолжение, и в этом суть любой истории, которую слушает ребенок. Дружба и семья живут (то есть развиваются) только там, где удается удержать равновесие взаимного притяжения, желания быть вместе, и желания остаться собой, сохранить свою отдельность. Именно сложное взаимодействие противоположностей и задает то подвижное равновесие, которое мы называем жизнью и развитием и с которым ребенок встречается на каждом шагу.

При этом было обнаружено, что мышление детей дошкольного возраста обладает очень интересной особенностью. С одной стороны, их суждения недостаточно формально-логичны – дети не замечают, что иногда противоречат сами себе. Однако это ограничение имеет оборотную сторону: благодаря ему дошкольники не боятся противоречивых ситуаций и могут предлагать интересные их разрешения там, где взрослый порой говорит «так не бывает». Способность оперировать противоречиями выражается в особых диалектических умственных действиях, позволяющих решать проблемно-противоречивые ситуации (см. работы проф. Н.Е. Вераксы и др.). Если диалектические умственные действия развиты, человек может обнаружить в окружающей действительности движение – действие законов диалектики. Причем эта способность оперировать противоречиями может угаснуть к младшему школьному возрасту, если взрослые не предлагают детям решать диалектические задачи – и обнаруживать развитие, и создавать новое.

Один из парадоксальных диалектических законов, которому подчиняется развитие, – это закон отрицания отрицания. Изменения, которые происходят в реальности, очевидны, однако человеку свойственно пытаться проникнуть за внешнее, понять их суть и вектор. И чаще всего изменения в окружающем мире объясняются двумя контрастными способами: либо говорится, что «на самом деле ничего не меняется», либо что «прогресс не остановим». В первом случае речь идет о пессимистической уверенности Экклезиаста: «Все возвращается на круги своя», игнорируется появление качественных изменений. Во втором – наоборот, безосновательно не замечается повторение в новом старого.

Закон отрицания отрицания гласит, что явление переходит в свою противоположность дважды, повторяя исходное состояние на новом уровне. Спираль принципиально сложнее и вращения по кругу, и движения по прямой. И в повседневной действительности вполне можно обнаружить действие этого закона. Так, переживая кризис, человек иногда доходит до дна отчаяния, но вслед за этим (более того – именно из-за этого) наступает перелом, обнаруживаются новые возможности, которые были скрыты, пока внешне все было благополучно. Так действует прививка, которая позволяет организму перенести болезнь в малой дозе и именно благодаря этому гарантирует его защищенность на будущее. В общественно-политической жизни нет недостатка примеров того, как ограничение гражданских свобод может нарастать, пока не достигнет пика, а затем маятник стремительно движется в противоположную сторону, легко сметая нормы, казавшиеся еще недавно незыблемыми. Все приведенные примеры объединяет то, что обратное движение совершается именно благодаря тому, что некоторое превращение А в не-А достигло своего пика. При этом обратное действие не просто возвращает объект в исходное состояние: он становится другим, хотя и остается прежним.

В истории научных открытий можно обнаружить множество примеров отрицания отрицания, когда некогда отвергнутая (и справедливо, аргументированно отвергнутая) возвращается уже в новом понимании. Приведем один пример: идея естественного отбора, первоначально считавшаяся прорывом в представлениях о механизмах эволюции, затем отвергалась, как неверная, но впоследствии была принята как один из механизмов наряду с другими. «Эта дополненная теория уже не будет селекционизмом, ибо естественный отбор сохранит в ней могущество, но окончательно утратит монополию. Это будет демократия или, если угодно, диалектическое единство многих факторов вместо неограниченной монархии одного», – писал о «синтетической теории эволюции» – новом варианте эволюционных воззрений – известный биолог С. Мейен.

Однако действие закона отрицания отрицания обнаружить не так просто: именно поэтому так трудно убедить себя в благотворности кризиса или в необходимости испытания для развития. Именно поэтому мы так часто кидаемся «на помощь» ребенку там, где ему необходимо самому прожить возникшую трудность и благодаря этому сделать шаг в развитии. Как говорил Я. Корчак, «мы отбираем ребенка у жизни, оберегая его от смерти».

Закон на то и закон, чтобы действовать вне зависимости от того, понимает ли его человек. Если не понимает – тем хуже для него: тем меньше способность смотреть на жизнь реалистично, понимать логику событий и явлений. Способность видеть проявление закона отрицания отрицания и даже применять его при решении задач связана с освоением такого диалектического умственного действия, как «замыкание». Замыкание заключается в том, что «объект превращается в свою противоположность, а затем именно благодаря этому совершает обратное превращение». Владение действием замыкания позволяет, во-первых, обнаружить его действие в реальном мире. Приведем замечательный эпизод, описанный М. Гаспаровым в книге «Забавная Греция». Мудрецам был задан вопрос о том, какой правитель лучше. Мудрейший из отвечавших – законодатель Солон ответил: «Тот, кто сам отречется от своего единовластия». Услышавший этот ответ правитель Периандр сказал: «Видимо, единовластие тем лучше, чем больше похоже на народовластие». Пример такого парадоксального развития единовластия через укрепление народовластия мы видим на примере некоторых современных монархий.

Однако владение действием замыкания позволяет не только понять то, что есть, но и найти решение задачи, не решаемой иными, прямыми, способами, например, придумать обходной путь там, где прямой не срабатывает. Приведем только один пример: известный психолог В. Франкл предложил новый терапевтический метод под названием «парадоксальная интенция»: он предписывал клиентам не избегать того события, которого они боялись, но стараться пережить его как можно более полно. Так, студенту, дрожащему от страха перед экзаменом, предписывалось именно дрожать во время экзамена, да так, как будто он хочет стать «чемпионом мира по дрожи». Как ни удивительно, в таких случаях тревога начинала снижаться: ситуация переставала быть внешней и непрогнозируемой, человек получал возможность управлять ею.

После всего сказанного не удивляет то, что в многочисленных литературных произведениях мы встречаем описание действие замыкания. Речь идет не только об известных пословицах «не рой другому яму, сам в нее попадешь» или «не было счастья, да несчастье помогло». Встречаем мы подобные ситуации и в сказках, и в мифах, в которых объект превращается в противоположный, а затем закономерно совершает обратное превращение.

При этом оказывается, что при поверхностном чтении ребенок (и даже взрослый) может не заметить проявления сложного диалектического закона. Трудно обнаружить, во-первых, что объект в начале и объект в конце – одинаковы, но при этом различны. Во-вторых, не очевидно, что обратное превращение совершается именно благодаря первому, а не просто вслед за ним.

Мы предлагаем пообсуждать с детьми сказки и для того, чтобы понять, как их слышит ребенок, и для того, чтобы помочь ему увидеть неожиданные стороны прочитанного. Все знают, что дети довольно легко выучивают любимые произведения наизусть. Мы можем сколько угодно умиляться этому, но при этом не должны забывать, что дословный пересказ ничего не говорит о том, понял ли ребенок то, что запомнил. Чтобы узнать это, надо задать вопросы и – услышать детские ответы, а они могут оказаться очень неожиданными. Именно вопросы и ответы могут помочь обнаружить, видит ли ребенок противоречивую ситуацию. Что же делать, если окажется, что не видит? Если задача взрослого – развитие мышления, он не может сообщить «правильный» ответ – он должен помочь ребенку думать самостоятельно. В данном же случае задача взрослого – задать ребенку ответный вопрос, позволяющий увидеть проблему: именно превращение объекта или явления в свою противоположность приводит к обратному превращению.

Мы предлагаем вашему вниманию несколько произведений, которые можно читать и обсуждать с детьми дошкольного возраста, и диалоги, которые могут возникнуть при обсуждении. Сразу оговоримся, что эти реплики взяты из бесед с конкретными детьми, ответы вашего ребенка могут быть совершенно другими. Наша задача – только проиллюстрировать те «такты» вопросов и ответов, которые могут возникать в подобных разговорах. Здесь мы для удобства приводим краткое содержание сказки, но с детьми, конечно же, сказку стоит читать целиком, а в ходе обсуждения возвращаться к тексту для уточнения ("А как в сказке было? Давай посмотрим!") Дело в том, что решение проблемных ситуаций заставляет внимательно "вчитываться" в текст, а это очень важное умение для будущих читателей.

Примеры приведены из обсуждений не только сказок, но и мифов. Греческие мифы дети старшего дошкольного возраста могут с удовольствием слушать, и, если взрослые читают их регулярно, дети быстро осваиваются в мире древнегреческих героев и богов, с увлечением знакомясь с названиями незнакомых предметов:оружия, одежды и инструментов.

Задача взрослого –не запутать ребенка, а показать, что лежащие на поверхности ответы недостаточны. Дальнейшее – уже за ребенком: озадаченные дети начинают думать и «выдают» очень интересные решения. При этом взрослый сам должен быть заинтересован: ребенку должно быть видно, что задача и для взрослого трудна и интересна, и он вовсе не экзаменует ребенка.

В русской народной сказке «О щуке зубастой» говорится о том, как щука, приплыв в озеро, съела всю мелкую рыбешку, а потом, когда есть стало нечего, с голоду попала к рыбаку на крючок.

Взрослый: «Почему щука попала на крючок?»

Если ребенок отвечает: «Потому что была голодная».

Этот вопрос не удерживает диалектику сказки: ребенок не видит, что причиной голода стали собственные действия щуки!

Взрослый:

– А почему она была голодной?

– Почему щука не попала на крючок в самом начале сказки?

– Почему она попала на крючок только в конце сказки?


В арабской народной сказке «Волшебная коробочка» из-за своей непомерной жадности герой сначала приобретает несметные богатства, а потом теряет все.

Взрослый: Почему Абдулла обеднел?

Если ребенок ответит: "Потому что был жадным".

Опять же, в фокусе внимания ребенка только качество героя, но не его действия а это значит, что парадоксальные причинно-следственные связи между поступками героев от него ускользают.

Взрослый:

– А в начале сказки он был жадным или щедрым? Почему ты так думаешь?

– Если он всегда был жадным, то почему обеднел только к концу сказки?

Взрослый: Когда Абдулла отнял у карлика всех верблюдов, он стал богаче или беднее?

Если ребенок отвечает: «Богаче».

Взрослый: А в конце сказки Абдулла богат или беден?

Если ребенок на предыдущий вопрос отвечает: «Беднее».

Взрослый: Как же так вышло, что он верблюдов забрал и при этом обеднел?


Греческий миф «Орфей и сирены» (фрагмент из путешествия аргонавтов за золотым руном): в этом мифе Орфею удается обратить против сирен их же собственное оружие –музыку.

Взрослый: Кто победил сирен?

Если ребенок отвечает: «Орфей, потому что он так заиграл на кифаре, что сирены погибли».

Взрослый:

– А почему он решил играть на кифаре?

– Как обычно в мифах герои сражались с врагами? Какое оружие они выбирают? Орфей действовал так, как обычно действуют герои, или нет? Почему он решил так действовать?

– Сирены в этом мифе помогали или мешали героям?

– А можешь догадаться, в чем они помогли героям?

– А в твоей жизни бывает такое, что тот, кто тебе хочет помешать, тебе помогает?


Греческий миф о царе Мидасе, чье желание превращать все, к чему ни прикоснется, в золото было исполнено Дионисом. В результате Мидас чуть не умер от голода – ведь даже еда и вода превращались в металл.

Взрослый: Кто наказал Мидаса?

Если ребенок ответит, что Дионис, может быть задан такой вопрос:

Взрослый: А чего хотел Мидас от Диониса? Дионис исполнил его желание или нет?

Если ребенок ответит: «Да, исполнил».

Взрослый: Как же так, желание исполнено, а царю от этого стало плохо?

Если ребенок ответит на предыдущий вопрос: «Нет, не исполнил».

Взрослый: А о чем просил Мидас Диониса? Что сделал Дионис?

Другой вариант:

Взрослый: Почему Мидас чуть не умер от голода?

Если ребенок ответит: «Потому что все превращалось в золото», вопрос взрослого: «А чего Мидас хотел от Диониса?»

Вы можете и самостоятельно найти сказки, в которых совершается действие замыкания, и обсудить их с ребенком.

По итогам обсуждения можно предложить детям выполнить еще одно задание, но уже с рисованием: детский рисунок–это отличный способ понять, как ребенок понимает ситуацию.

Задания могут быть такими:

– нарисовать самый интересный эпизод сказки (интересно посмотреть, отразится ли в рисунке и сопровождающем рассказе сложный диалектический момент, который обсуждался со взрослым);

– придумать и нарисовать сказку, которая похожа на ту историю, которую обсуждали с ребенком (интересно посмотреть, пойдет ли ребенок в поисках аналогии по поверхностным признакам (например, выбирая сказку с похожими героями) или по более сложным связям (например, найдя сказку, в которой герои совершают такой же «ход»);

– придумать и нарисовать «сказку наоборот» (интересно посмотреть, что именно преобразует ребенок в новой сказке – именно эти моменты и выступают для него как существенные).

Напомним, что приведенные вопросы – это ни в коем случае не инструкция к ведению диалога, а только возможные ориентиры. Каждый из вопросов может стать стартовой площадкой для целого разговора, главное – быть внимательным к словам ребенка и учиться не давать ответы, а ставить вопросы.


© 2014 Город детства
Сайт о дошкольном негосударственном
образовании. Детские сады. Центры
развития. Допобразование.
Родителям
Центрам
+7(902)9407209

Россия, г. Красноярск,
ул. Бограда, д. 128, оф. 405
Будьте с нами: